О греховности и постыдности ругательства матерным словом

(Из церковного календаря )

 

     Я хочу обратить ваше внимание и сосредоточить всю вашу душу и сердце на одной частности закона, даннаго на Синайской горе (Исх. 11,1); я хочу сосредоточить вашу мысль на почитании священнаго имени матери; я хочу обратить ваше внимание на то, что Господь не только строго заповедал почитать, благоговеть и уважать самое святое - имя родителей; лица и имена родителей священны, и никто – ни свой, ни чужой не должен злословить отца или матерь. Законы о родителях одинаковы и изречения св. писания как об отце, так и о матери тождественны, и все, что говорится о матери, относится и к отцу, - но я буду говорить сейчас исключительно о матери, ибо имя матери, это святое, священнейшее имя «мать» сделалось у нас предметом страшнейших ругательств, так называемых матерных слов. 

     «Проклят всяк, злословящий матерь». – Сквозь мрак тьмы, покрывавшей священный Синай, при блеске молний, под звуки небесных труб, под шумы бурь и грома и при трепете земли, Господь говорил Моисею: «если кто будет злословить, да будет предан смерти; мать он злословил, кровь его на нем» (Лев. 20, 9 – Исх. 21, 17). И это повеление Божие строго исполнялось в народе еврейском: священное лицо и имя матери было смертью ограждено от поношения, от злословия и ругательства; над злословием и непочтением имени матери висел страх казни; и ругательство именем матери, а, следовательно, и наше матерное слово у евреев наказывалось бы смертью; матершинник был бы побиваем камнями и за свое ругательство погибал бы под грудою камней. Мало того, самое имя его делалось проклятым, самая память его предавалась проклятию. 

       За несколько дней до своей кончины св. пророк и вождь евреев Моисей, по повелению Божию, собрал евреев и напомнил, и повторил им все законы, данные Господом. Левиты, то есть духовные лица народа еврейскаго, стояли отдельно от народа и говорили слова закона, а весь народ после чтения каждой статьи закона говорил; «аминь». – «Проклят, злословящий матерь» возгласили левиты, и весь народ скажет: «аминь» (Втор. 27, 16). И так, кроме смерти за ругательство, на матерщинниках и на их именах у евреев лежало бы вечное проклятие и после их смерти. 

       «Проклят, злословящий матерь, пусть он будет предан смерти». – Прошли века. Протекли времена ветхаго завета. Пришел на землю Господь наш Исус Христос. Но Он пришел «не нарушить древний закон, а исполнить», т.е. дополнить (Мф. 5, 17). Господь учил: «не убивай» не только делом и телом, - не убивай словом, не оскорбляй, не огорчай, не осуждай. Господь не нарушил закона, Он восполнил, духовно расширил и возвысил закон. Не нарушил Господь закона и о почитании родителей, о благоговении к священным именам отца и матери; не разрушил Он и древнее страшное наказание матерщинников. 

       «Проклят всяк, злословящий матерь, пусть он будет предан смерти». – Господь отменил кровавую расправу; Господь уничтожил казнь за неисполнение Своих божественных законов; Судия-Господь оставил Себе право и власть карать человека за беззаконие; поэтому злословящих родителей у нас теперь не побивают камнями, поругатели священного имени матери у нас не лишаются жизни, и сквернословы-матерщинники у нас теперь во всеуслышание и от людей безнаказанно возглашают свои ужасныя ругательства, - так, у нас, злословящих имя матери, повторяю, не убивают; но проклятия на матерщинников Господь не отменил, и не смягчил Он о них страшного древнего приговора: смерть покроет их, но смерть духовная, смерть лютая, загробная; и кара постигнет матерщинников, но кара страшная геенская; вечное отчуждение от Бога, гнев Божий, суд без милости и наказание без снисхождения – вот удел матерщинников в нераскаянности их. 

       «Проклят всяк, злословящий матерь, пусть он будет предан смерти». – У всех народов и племен во все времена, начиная от лет древнейших и до ныне имя матери считалось и считается священным. – И в самом деле, - кто отдает человеку всю свою любовь и ласку? Кто любит до самозабвения, до готовности отдать жизнь свою? – Дорогая мать. – Кто своими страшными муками дал нам жизнь? Кто при нашем рождении проливал кровь свою? Кто все свое сердце, весь свой покой отдает дитяти? – Мать родная. – Кто ночи безсонные просиживал над нашею колыбелью? – Кто грудь свою, часто больную и изсохшую, подавал нам для кормления? Кто в младенчестве нашем чутко прислушивался к каждому нашему крику, к каждому нашему вздоху, к нашему дыханию? – Все она родная. – Кто скорбел нашими скорбями? Кто радовался нашими радостями? Кто с нами плакал горькими неподкупными слезами? Кто воздыхал над нами своими тяжкими горестными вздохами? – Все она и она, родимая. – Кто больше всех любит? Кто чаще всех плачет? Кто сильнее всех скорбит? Кто тяжелее всех тоскует? – Мама дорогая. – Кто больше всех беспокоится? Кто сильнее всех волнуется? Кто тяжелее всех душою страдает? – Все она, родная!... 

        Один наш писатель (Некрасов) говорил, что во время войны он следил и прислушивался, на кого из людей и какое впечатление производить известие об убитых на войне; и вот он заметил, что «утешится жена и лучший друг забудет друга, но где-то есть одна душа – она до гроба помнить будет. Средь лицемерных наших дел одне я в мире подсмотрел святыя, искренния слезы – то слезы бедных матерей. Им не забыть своих детей, погибших на кровавой ниве, как не поднять плакучей иве своих поникнувших ветвей». Глубоко и безконечно прав писатель: все забудут погибшаго, - одна мать не забудет, одна она всегда плакать будет... 

       Мать... Святое слово это... Священное имя это. Сколько светлых воспоминаний связано с ним. Сколько чистых радостей детства соединено с именем этим?... Мама дорогая... Мама!... Ведь, это первое слово, какое мы впервые произнесли, когда в младенчестве своем учились говорить. – «Мать» - святое слово; святое имя; священный образ, священна и свята память о матери. 

        И вот враг рода человеческаго осквернил это великое святое имя, соединив его с мерзостью и обратив в страшное ругательство. И загрязнили, затоптали, осквернили, опозорили, обесчестили священное имя матери. И дети, и юноши, и зрелые люди, и дряхлые старики – все сквернословят, все матерщинствуют, все ругаются, ругаются на базарах, ругаются на площадях, ругаются по улицам, ругаются в домах, - и дети малые, и дева невинная, и все люди, и сами матери вынуждены слушать эту мерзость, - слушать и страдать, и краской стыда заливаться при страшных бесстыдных ругательствах. Несчастные матерщинники! Пощадите вы людей, пожалейте себя, пожалейте свою душу, пожалейте священную память и святое имя матери. И у вас были или есть матери; и за вас страдала мать; и над вами беспокоилась и молилась мать. Побойтесь Бога, побойтесь гнева Его, побойтесь Матери Божией, Покровительницы нашей, имя которой также оскорбляется при ругательстве матерным словом. Ни в одной земле во всем мире так не ругаются, ни в какой стране так не опозорено и не омерзопакощено так имя матери, как у нас, - только народ русский дошел до этого, тот народ, который называли когда-то народом «богоносцем». 

       Матерщинники!.. Братья наши несчастные! Удержитесь от ругательств! Пусть прильпнет язык ваш к гортани вашей в своих ужасных попытках ругаться! Пусть забьет тревогу совесть ваша! Удержитесь, удержитесь, братья дорогие, ибо «проклят, злословящий матерь!!!..»

 

  • квадратная иконка facebook
  • Квадратная иконка Twitter
  • Квадратная иконка Google